IPB

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

 
Closed TopicStart new topic
Эпизоды сказочки от Кеннита
Kennit
сообщение Mon 15 May 2006 14:06:03 GMT+0000
Сообщение #1


Романтик-маньяк
**********

Группа: Members
Сообщений: 78
Регистрация: Thu 16 Mar 2006 10:55:44 GMT+0000
Пользователь №: 2



Начальница тайной стражи шла быстрым шагом по коридору цитадели. Вообще то торопиться было совершенно не зачем – с такими новостями как у нее, к Вороному спешить не стоило. Всегда было трудно предсказать, во что выльется гнев магистра в той или иной ситуации. Но всегда первая порция этого гнева доставалась гонцу.

Перед входом в зал дорогу ей преградили два стражника. «Типичные олухи в железе» подумала она и попыталась, не снижая, хода пройти мимо охраны.

- К магистру нельзя – механическим голосом заявили оба часовых смыкая алебарды перед дверью.

Бровь Свити медленно поползла вверх. Все население цитадели знало – это признак не предвещающий ничего хорошего.

Оба болвана заметно испугались, но алебарды не отвели:

- Магистр… приказал не беспокоить… он с Альмой.

Новое выражение появилось на лице главной шпионки – теперь оно выражало отвращение. Альма, новая любимица Вороного, была длинноногой борзой подаренной магистру недавно владыкой Хэллом на последнем балу. С тех пор бывшая любимица чародея переселилась в псарню цитадели, а ее место в спальне чародея заняла сельдеобразная псина с шерстью, словно побитой молью. В спальне Воронова было даже устроено специальное собачье ложе скрытое в дальнем углу комнаты под воздушным альковом. Увы, это ложе было поставлено довольно близко к камину, который теплолюбивый Вороной топил практически постоянно, поэтому все его любимицы предпочитали спать под дверью, от куда веяло прохладой из огромного и холодного тронного зала.

В этот момент один из стражников напрягся и принял неестественно прямую позу. Казалось, что через все его тело продели копье. По рассказам тех, кто испытывал подобное, ощущения также были сходными. В последнее время Вороной все и чаще прибегал к такому способу передачи своих личных распоряжений, а поэтому все население цитадели находилось в постоянном страхе – время от времени кто либо их них замирал в неестественной позе и начинал говорить голосом чародея. Только глаза несчастного выражали страдание от боли и ужас. Те, кто трудился в подземельях боялись особенно сильно – низкий потолок при резком выпрямлении в полный рост практически всегда приводил к разбитой голове. Одно хорошо, к тем, кто трудится в подвале, Вороной обращался крайне редко.

Окружающих больше пугало другое – скучающий, тягучий голос Вороного исходящий из рта скошенного болью. Особенно ужасно это выглядело когда в роли передатчика выступали маленькие дети…

- Это ты, Швити? Заходи-заходи. Я тебя давно жду. – тело стражника тут же обмякло, алебарда выпала из его рук и издав глухой стон он повалился на бок.

Глава тайной стражи стерла со своего лица все эмоции и толкнула тяжелые дубовые створки двери. Цепкий взгляд Свити мгновенно заметила скорчившуюся в углу Альму. Глаза собаки были остекленевшими от ужаса, длинный мокрый язык был вывален набок, а красивое жабо из шерсти на груди намокло от слюны и свалялось. Свити подавила возникшую было тошноту, и совершенно спокойным тоном произнесла:
- Если известия от Хэлла.

Вороной, сидевший на троне установленном посреди зала, при этом известии не пошевелился, только блеснули и тут же погасли глаза, спрятавшиеся под большим нависающим лбом. Выждав несколько секунд но так и не дождавшись ответа Свити продолжила:

- В соблюдении договоренностей, достигнутых между нашими державами, он требует …
- Требует?! ОН Требует?! Да по какому праву он требует чего то от меня? Вороного!

Чародей вскочил с трона (Альма при этом испуганно взвизгнула и попыталась засунуть свою утонченную морду между задних ног) и начал расхаживать по залу. Наконец шаги его замедлились, и он замер возле высокого стрельчатого окна, открытого настежь по поводу жаркого сентябрьского дня. Пауза затягивалась.

- Могу я продолжить?… - решилась Свити.

Поднятая рука остановила ее. Неожиданно глухим голосом Вороной произнес:

- Я знаю, чего он хочет. Как бы он это не преподнес, конечная его цель – война. Он, и наша безумная сестрица Месс… они кормятся войной, как вампиры кормятся агонией жертвы… А мне… мне надо думать о благополучии своих людей.
- Но если мы не подчинимся…
- Если мы не… выступим на чьей либо стороне, то может войны и не будет вовсе. Видит Элюватор, этого я хочу больше всего.

Он резко развернулся к Свити:

- Напиши ему ответ – мы не будем выступать ни против Союза, ни против него! Но не будем и помогать! Не людей моих, не лошадей, тем более, они не получат! Конечно ответ должен быть в самых вежливых обращениях. И что там, Союз приглашал нас на какой то бал?

Свити кивнула.

- Мы его примем!
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Kennit
сообщение Mon 15 May 2006 14:13:33 GMT+0000
Сообщение #2


Романтик-маньяк
**********

Группа: Members
Сообщений: 78
Регистрация: Thu 16 Mar 2006 10:55:44 GMT+0000
Пользователь №: 2



Дождь лил уже несколько дней. То, затихая то, начинаясь с новой силой, он не остановился ни разу. Вымокло все. Кожаная сбруя лошадей больше не скрипела, а издавала лишь противный чавкающий звук. Попоны размокали и начинали расползаться прямо под седлом, что неизменно приводило к сбитой холке лошадей. Седлать их становилось все труднее и труднее с каждым днем. Как насмешка судьбы - лошади доставляли больше всего хлопот в этом походе, они вязли в грязи, теряли подковы... От лошадей же и зависело больше всего…

Именно для этого, ради заветных лошадей, небольшой отряд в 1000 человек отделился четыре дня назад от основной армии Кеннита и возглавляемый самим королем полз все это время по длинному пологому склону, проложенному тысячи лет назад гигантским ледником. Основная армия осталась внизу, в долине. Условия там тоже были не сахар – земля на всей территории лагеря превратилась в жижу мгновенно под ногами многотысячной армии. Без лишней необходимости передвигаться по лагерю никто не хотел. Но им хотя бы не приходилось карабкаться все выше и выше по скользкому склону «языка чародея»!

Весь склон порос травами. Разными, на разной высоте. Лишь по краям, где пологий склон переходил в отвесные скалы, умудрялись зацепиться наиболее стойкие кусты. Все остальное сдувалось жестокими зимними ветрами, дующими с вершин два зимних месяца без остановки. Зимой подняться наверх было не возможно! Спуститься – легко, только вряд ли после этого спуска кто-либо мог остаться в живых.

В течение весны и лета, табуны лошадей из Цитадели спускались вниз, в долину где и жили в течении 6-7 месяцев под присмотром лучших пастухов. Никаких строений внизу не было – пастухам было довольно временного лагеря, который каждый год разбивался на новом месте. Именно вблизи остатков одного из таких лагерей и устроил лагерь своей армии Кеннит. Если бы не погода, это был бы прекрасный отдых для солдат, но поздняя осень редко прислушивалась к пожеланиям людей…

До цели добрались в самый мерзкий предрассветный час. Отряд остановился непосредственно на склоне - прямо под цитаделью. К самому зданию вела дорога вымощенная булыжником. приказав отдыхать Кеннит подозвал к себе адьютанта.

- Мы пойдем к цитадели. Сейчас.
- Вдвоем? В такое время? - заволновался адьютант
- Да. Здесь опасность нам не грозит - в этом месте еще чтут законы войны и переговоров.
- Но так рано! Они наверняка спят! И что, мы будем мокнуть там, под воротами как какие нибудь нищие гномы просящие милостыню?!
- Нет - на губах Кеннита промелькнула улыбка - Вороной знает что мы здесь...

Адьютант ехал чуть чуть впереди держа в правой руке серебрянную ветвь рододендрона - древний символ переговоров. Лошадь Кеннита держалась чуть позади. Король ехал погруженный в свои мысли, низко опустив голову и повесив поводья на луку седла. Лошадь, привыкшая за последнее время к такому поведению хозяина понуро ступала за крапчатым мерином адьютанта. Перед началом брусчатки мерин стал. Не реагируя на шенкель он косил испуганным глазом на незнакомую, блестящую от дождя, поверхность впереди. Наездник свободным концом повода стеганул лошадь по плечу. Шаг, два. Металлические подковы звякнули по камню. Как только все четыре ноги оказались на дороге, мерин вздрогнул всем телом, круп его начал клониться вправо. Задние ноги лихорадочно задвигались пытаясь удержать равновесие, однако остановить падение было уже не возможно. Выбивая подковами снопы искр, мерин тяжело рухнул на землю. Правая нога адьютанта оказалось под лошадью. Падение сопровождалось хрустом, так хорошо знакомым любому воину - так звучит кость, ломающаяся под ударом палицы. Лошадь Кеннита испуганно всхрапнула и сделала два шага назад. Подъехав к лежащему на земле мерину Кеннит произнес сквозь зубы:

- Поднимайся.
- Я... кажется... нога... - сейчас юноша совершенно не напоминал того храброго помошника короля, готового выполнить любой, самый безрассудный приказ своего полководца. На лице его страх смешался с болью и с какой то детской обидой на дождь, на своего коня, на судьбу... 14-ти летнему мальчишке совсем не так представлялась его первая рана. Может быть от стрелы орка, или от меча врага... но уж никак не в безобидной ситуации сопровождая своего короля на переговоры.
- Да хоть голова! Поднимайся! И молись чтобы с конем было все в порядке! Иначе сломанная нога покажется тебе...

На лице мальчишки дождевая вода смешалась со слезами от обиды. Стиснув зубы он высвободил левую ногу из стремени и стал толкать мерина в шею помогая тому подняться. Почувствовав помощь, конь неуклюже дернулся пытаясь поджать ноги под себя и встать. Боль была невероятной! Как не старался юноша сдержать крик, тот вырвался сквозь стиснутые зубы в виде какого то полу-стона полу-мычания. Наконец мерину удалось встать на ноги, он осторожно, широко расставив ноги развернулся, сошел с булыжника и припустил к лагерю где слышались голоса солдат и ржание небольшой кучки лошадей, на которой ехали сопровождающие Кеннита командиры.

- Заберешь мою лошадь и вернешься в лагерь - сказал Кеннит спрыгивая на землю.
- А вы, Ваше величество? - юноша все еще лежал на земле. Нога была вывернута по неестественным углом. Лицо было очень бледным. Время от времени его искажали гримасы боли.

Не утруждая себя ответом Кеннит зашагал по дороге наверх к цитадели.

- А как же ветвь? - адьютант вдруг сообразил что без символа переговоров король лишился неприкосновенности.
- К черту! - чуть слышно ответил король и не задерживаясь пошел вверх....
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Kennit
сообщение Mon 15 May 2006 19:30:24 GMT+0000
Сообщение #3


Романтик-маньяк
**********

Группа: Members
Сообщений: 78
Регистрация: Thu 16 Mar 2006 10:55:44 GMT+0000
Пользователь №: 2



Из пелены дождя медленно вырисовывалась внешняя стена укрепления. Она была совсем не высокой - цитадель ни когда не была военным укреплением. Единственной ценностью содержащейся за этими стенами были лошади. Но лошадей было гораздо проще купить, чем взять силой.

Только орки доставляли иногда хлопоты населению крепости. Но с небольшими бандами этих тварей небольшой отряд Вороного справлялся без проблем. меткие лучники и ловкие наездники они никогда не ждали врага за стеной - а на склоне "языка" шансов против них было мало - отряды орков в несколько десятков уничтожались молниеносными атаками с флангов в течении одного-двух часов. В результате последнюю сотню лет никто не беспокоил местных жителей. Однако теперь все изменилось...

Кеннит неспеша приближался к воротам в стене, под которыми скрывалась дорога. Ближе к цитадели булыжники были более правильной формы и вместо темно-бурого становились песочными. Непосредственно перед воротами они стали желтыми. Именно там и стоял, поджидая Короля, Вороной:

- Приветствую тебя, владыка Кеннит!
- И тебе привет, чародей! - Кеннит прижал руку ко лбу, затем перенес ее на сердце в древнем знаке приветствия между равными.

- Давно ли владыка Гондора привечает как равного простого чародея?! - не сдерживая иронии спросил Вороной.
- Да брось ты! Ты то должен понимать что трон Гондора - тот еще подарочек. И его мог бы занять любой, кто не побоялся бы ответственности. Но эти нытики только и могут, что выступать и возмущаться... Скорее бы уж вернулся истинный наследник...
- Ну, твое желание может сбыться гораздо раньше чем ты ожидаешь.

Кеннит посмотрел на Вороного с немым вопросом в глазах, но тот лишь сделал рукой неопределенный жест ясно дающий понять что эта тема больше не обсуждается.
- Опять эти твои предсказания... - пробурчал Кеннит.

- А ты пришел один.
- Я? А ты об этом... Да, это уже не женское дело...
- Не женское? А мне кажется что все, что сейчас происходит с нами со всеми именно женское дело!
- Хватит об этом! Не думаю что искать виновных сейчас - мудрое решение. Гораздо умнее понять как эту проблему решить..
- И именно за этим ты ко мне и пришел, о могущественный Кеннит?

Король поморщился прекрасно уловив опять возникшую иронию в словах Вороного.

- Да, да я пришел к тебе за помощью. И прошу тебя как равного, как брата. Не откажи нам! Нам нужны эти кони! Без них, эту битву не выиграть.
- Я говорил тебе, Кен. Я не буду выступать ни на чьей стороне - голос Вороного звучал устало и как-то... обреченно. - И помогать вам убивать друг друга я тоже не буду - и с той и с той стороны есть мои друзья... Моих коней ты не получишь, как не получит их и Хэлл...
- А ты все такой же... все думаешь что отсидишься в стороне и война не доберется до тебя? Эта война касается всех! В ней нельзя быть ни с кем - иначе тебя сотрут! Рано или поздно тебе придется выбрать.
- Выбрать?! - теперь взорвался и Вороной - Ты же знаешь о выборе! Выбор который предоставляется нам, никогда не бывает тем, что желали бы мы! Это всегда выбор из двух зол! Так вот, я выбираю в этот раз свое желание! Я не буду выбирать между Союзом и Темными - я уже выбрал! Выбрал себя!

Кеннит казался несколько ошарашенным внезапной вспышкой Вороного - все привыкли видеть чародея спокойным, никогда не выходящим из себя...

- Ты не сможешь остаться в стороне - медленно проговорил он, но на этот раз в его голосе были явно различимы нотки угрозы.
- Да! Я понимаю... не угрожай мне. Мы с тобой прекрасно понимаем друг друга и без угроз. У нас нет шансов против твоей армии. Таже против той маленькой части, которая пришла с тобой сейчас. Но по крайней мере... по крайней мере никто не скажет потом, что мы выступили на чьей то стороне и предали своих друзей с другой.

Шорох дождя заполнил следующие несколько минут, когда оба властителя обдумывали сказанное и... не сказанное.

- Я понимаю тебя. Понимаю, и в чем то даже завидую. Я не могу позволить себе запереться в своей раковине и думать только о себе и своих людях. К владыке Гондора всегда будут приходить и требовать, требовать защиты, требовать рассудить чей то спор, требовать... Я постараюсь сделать все, чтобы жертв было как можно меньше, но не отступлюсь - просто не могу, от того получим мы этих коней или нет зависит слишком многое.

Кеннит развернулся и зашагал по дороге из булыжника вниз, туда где ждал его передовой отряд напуганный рассказом молодого адьютанта, но из страха перед гневом владыки не решившимся на какие либо шаги.

- Ты помнишь старый амбар в глубине двора?

Король кивнул не обернувшись.

- Там, во время штурма, будут женщины, дети и старики.

Кен кивнул еще раз и больше не останавливаясь пошел вниз.
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Kennit
сообщение Tue 16 May 2006 20:10:51 GMT+0000
Сообщение #4


Романтик-маньяк
**********

Группа: Members
Сообщений: 78
Регистрация: Thu 16 Mar 2006 10:55:44 GMT+0000
Пользователь №: 2



Подготовка к битве протекала по-разному. А лагере внизу царило заметное возбуждение: такое бывает у солдат, которым твердят, что битва рано или поздно будет, и они уже привыкли к мысли, что не сегодня завтра это произойдет. И вот, наконец...

Во всем лагере царило возбуждение, солдаты шутили, раздавался звон металла о металл. Лишь время от времени в разных частях лагеря весь шум смолкал, и повисала тяжелая тишина - король Кеннит показывался среди своих солдат. В его присутствии шутить, да и просто привлекать его внимание, не решался никто. Так как врач остался в большом лагере, позаботиться об адъютанте вызвался один из солдат - старый воин, весь покрытый шрамами, знал о ранах все и умел позаботиться о себе и других даже в самых сложных условиях.

Страха не выказывал никто - все прекрасно понимали что цитадель, с ее низкими стенами и отсутствием фортификационных сооружений, защищаемая отрядом в 180-200 мужчин не представляет угрозы даже для их, сравнительно небольшого, отряда. И хотя мало кто видел смысл в этой задержке и атаке ради табуна в 300 лошадей, задавать вопросы, а уж тем более высказывать сомнения, никто не рискнул.

По мнению же Кеннита смысл был. Ради этой цели он готов был пойти и на гораздо больший риск. Триста всадников, на стремительных лошадях Вороного должны были стать тем наконечником копья, которое разрубит строй армии Темных и внесет в ее ряды смятение. При этом лошади были гораздо важнее наездников - все равно им всем суждено было погибнуть. Бойцов для этой операции отбирали по одному признаку - вес. Они должны были быть как можно легче, чтобы не замедлять бег коней. Не удивительно, что в число этих смертников вошла, в основном, молодежь - юноши от 14 до 18 лет еще не успевшие нарастить мощную мускулатуру. И именно им предстояло выполнить роль приманки, а как известно, чем бы не закончилась рыбалка, приманке от этого легче не станет...

Среди защитников никакого оживления не было. Однако, не было и паники или уныния. Хотя все прекрасно понимали, в каком положении они оказались, и шансов на благополучный исход практически нет, неиссякаемый пыл, и энергия Свити не давала обитателям впасть в ступор. В эти часы, она фактически взяла руководство небольшого гарнизона в свои руки. Вороной заперся в тронном зале и в подготовке к обороне участия не принимал. Непосредственно после переговоров он вызвал Свити к себе:

- Готовьтесь к штурму.
- Но... - она поняла что спорить бесполезно, тот тон с которым Вороной это произнес не оставлял не малейших сомнений в исходе переговоров.

- Вы еще успеете скрыться.
- Я не собираюсь убегать! К тому же ты знаешь способ, как вывести от сюда всех людей?! Нет?! И я не знаю... Поэтому ВСЕ останутся здесь до конца. Выкиньте из амбара все сено и спрячьте там всех детей, женщин... вообще всех, кто согласиться там, спрятаться. Они все останутся живы...
- Это пообещал Кеннит? - в ее тоне сквозило презрение. Она ясно давала понять как она относится к обещаниям короля Гондора.
- Мне - да. А тебе это обещаю я!
- Да как вы можете ему верить?! Он притворялся нашим другом, а сейчас готовиться напасть и перебить нас всех, забрать наших лошадей. Он лжец!
- Свити, не берись судить о поступках других. Ты же не знаешь, перед каким выбором его поставила судьба. И я бы очень не хотел выбирать так, как приходится выбирать ему.
- Но вы тоже выбирали! И выбрали честь, противопоставив ее жизни!
- Это был легкий выбор - гораздо труднее выбрать бесчестие...

После этого разговора, Вороного не видел никто кроме Альмы - в его тронный зал никто не входил, а он сам его не покидал. Меж тем, к стене с внутренней стороны приставили леса, на которые позволяли стоять в полный рост и стрелять через стену. На верхней кромке стены были закреплены щиты, дабы стрелки могли вести огонь из укрытия. Амбар был освобожден от сена. Туда прикатили огромные бочки и в настоящий момент заполняли их водой на случай пожара. Хотя в такую погоду пожар был маловероятен, но было просто необходимо занять людей чем-то. Главное было не останавливаться. Не позволять сесть и погрузиться в темные мысли из которых уже не было бы выхода.

Численность защитников составляла чуть больше двухсот мужчин. Всем остальным было приказано, при первых признаках атаки, укрыться в амбаре. Многие выражали свое недовольство. Особенно мальчишки, считающие, что уже способны проявить себя как мужчины на поле боя, и старики, считающие, что они еще способны держать в руках лук. Недовольные были и среди молодых женщин - они предпочитали помогать своим мужьям и братьям, чем отсиживаться в безопасности. Однако приказы в цитадели не обсуждались. Это усваивалось здесь с раннего детства. И даже не важно было, что приказы эти исходят не от самого Вороного, а от его ближайшей помощницы - перечить Свити было едва ли не более опасно, чем самому чародею.

Все лошади были загнаны в стойла, а из левад собрали подобие двух баррикад, коридором шедших от ворот. Этот коридор закрывался тремя перевернутыми на бок телегами. Всего боеспособного населения едва хватило, чтобы заполнить стены. При прорыве стены хоть в одном месте всем было приказано уходить непосредственно в цитадель, которая в свою очередь являлась препятствием на пути во внутренний двор в котором находились конюшни и амбар. Конечно, во двор можно было попасть и просто по приставной лестнице через стену, но вывести лошадей можно было, только сокрушив защиту цитадели.

В полдень все приготовления были завершены. Атака могла начаться в любой момент – из-за скального карниза лагерь в низу не был виден. Просматривалась только часть дороги, да и то не до поворота, а из-за непрекращающегося ливня только на 20-30 метров. Таким образом, от появления врага до начала стычки могло пройти всего несколько секунд.

Свити не находила себе места. Казалось бы больше ничего сделать невозможно – посты на стенах были расставлены, каждый солдат знал куда бежать при начале атаки, все небоеспособное население цитадели также знало что делать. Она сделала все, что могла. Но характер главной помощницы Вороного не позволял ей просто ждать, оставаясь в бездействии. Она решила провести последний совет. Здесь же, во дворе она собрала десятерых сержантов.

- Ну что, все готово? – спросила она, обводя взглядом одного за одним этих мужчин, бывалых воинов, которые чувствовали себя очень неуютно в ее присутствии и под ее командованием.
- Все – практически в голос ответили они.
- А вот и не все! У нас на стене пробелы! Лучников хватит только по одному на 4 метра! А стрелки Кеннита будут снимать их одного за другим…

Она еще раз обвела взглядом своих помощников. Все смотрели вниз, ни один не решился посмотреть на нее взгляд

- Свити,… а если… мы могли бы.

Она резко обернулась к говорившему. Самый молодой из сержантов, только недавно получивший звание Всадника, тем не мене успевший проявить себя в стычках с орками, а также в различных боевых играх, которые во множестве устаивались в цитадели. «Локи» - припомнила Свити его имя.

-Да, Локи. Говори. Хватит мямлить.

Локи зарделся – казалось, он не ожидал что командир понит его имя.

- Мы могли бы навязать чучела из соломы – ее у нас много. Вон из амбара сколько выкинули. Старого обмундирования у нас много – нарядим их да и расставим по стенам с луками. Авось сойдут из дали то за настоящих. Вот и пусть их стрелки палят по соломе… - Локи окончательно смутился.
- Отлично – рука закованная в железную перчатку опустилась на его плечо с такой силой, что казалось на ногах ему не удержаться – Действуйте! Веревку возьмем в кладовой. Кто ни будь – в оружейную – тащите все старье сюда! Ну! Что стоим!? Вперед!

Все кинулись выполнять распоряжение, однако этой идее так и не суждено было сбыться. В этот момент прозвучал сигнал тревоги. И в тот же момент пролилась первая кровь в этой битве…
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Kennit
сообщение Sat 3 Jun 2006 13:43:08 GMT+0000
Сообщение #5


Романтик-маньяк
**********

Группа: Members
Сообщений: 78
Регистрация: Thu 16 Mar 2006 10:55:44 GMT+0000
Пользователь №: 2



Дождь лил уже несколько дней. То, затихая то, начинаясь с новой силой, он не остановился ни разу. Дождь – влага, возвращающаяся на землю. Он приносит радость крестьянину, наблюдающему как казавшийся богатым урожай, сохнет с каждым днем под палящим солнцем. Дождь, смывает пепел с пожарищ и кровь с мостовой. Дождь очищает и прощает….

Кеннит никогда не планировал время нападения – атака всегда начиналась тогда, когда войска были готовы. Единственное условие, которое принималось им во внимание – чтобы лучникам и арбалетчикам не пришлось стрелять против низкого солнца. Если учесть что все последние дни шел дождь и останавливаться не собирался, последнее обстоятельство можно было не принимать в расчет.

После того как отряд был готов выступать, Кеннит приказал снять несколько шатров и распороть материал тентов на полосы шириной около 3 метров. Получилось около сотни метров таких полос, которыми планировалось укрыть последние метры булыжной дороги, дабы уменьшить шум от шагов. Сорок арбалетчиков были высланы вперед. Арбалеты в войске Кеннита оснащались утяжеленными стрелами. Это конечно увеличивало время перезарядки и уменьшало запас, которое стрелок мог нести с собой. Зато выстрел из такого оружия не мог остановить ни щит, ни доспехи.

Скрытые пеленой дождя, практически невидимые под серыми бесформенными плащами, им удалось ползком подобраться незамеченными достаточно близко, чтобы произвести первый выстрел. Первый же залп унес жизни четверых часовых и снес конструкцию, удерживающую щиты на верхней кромке стены. Падая, он увлек за собой еще восемь человек. Грохот падения и крики раненных послужили сигналом обоим сторонам. Вся атака была сконцентрирована на одной стене, поэтому все силы защитников были брошены именно на нее – ту в которой находились ворота. Но было уже поздно – стрелки успели перезарядить свои арбалеты, к ним присоединились лучники. Таким образом, нападающие держали под контролем всю стену – без прикрывающих щитов, любой, кто рисковал показывать над стеной голову, превращался в легкую мишень. Тем временем, два человека закладывали под стену мешки с гномьим порошком. Место закладки было выбрано рядом с основанием арки ворот. Когда с закладкой было покончено, подрывники кинулись к основным войскам. Два лучника, со стрелами, обмотанными промасленной ветошью вышли вперед…. Две огненные дуги прочертили небо. Одна из стрел ударилась в стену чуть выше закладки и отскочив со злым шипением упала в лужу. Однако второй стрелок был более точен. Взрыв прозвучал на удивление глухо. Вслед за ним взметнулся фонтан воды, грязи и камней. Арка рухнула, увлекая за собой левую створку ворот. Правая створка повисла на одной петле. Вход в цитадель был открыт.

Защищать стену и ворота больше не имело смысла. Потеряв около двадцати человек убитыми и примерно столько же раненными, при этом, не нанеся нападающим какого либо урона, Свити приняла решение отступить в башню. Однако, обернувшись назад она застыла в недоумении – сарай не был закрыт! Более того, около его ворот происходило какой то движение – какие то люди стояли вокруг женщины бьющейся в истерике на земле.

- Локи!
- Да Свити? – молодой Всадник в измазанной грязью одежде подбежал к ней.
- Веди людей в башню.
- А ты?!

Она молча указала рукой на ворота сарая.

- Нет! – в глазах сержанта застыл ужас – Ты не успеешь вернуться!
- Да! – она развернула его за плечи лицом к себе – Слушай меня! Веди людей в башню, держите дверь открытой. Но! Если увидите, что я не успеваю, закрывайте ее!
- Но тебя же убьют.
- Нет. Если я увижу, что не успеваю, я сдамся. Или запрусь в сарае.

По взгляду Локи было видно, что он не поверил, что Свити может сдаться или спрятаться:

- Свити…
- Все! Времени нет. Иди!

И она кинулась к толпе людей.

- Что здесь происходит?! Почему вы еще не внутри? – лицо ее дышало таким гневом, что все кто окружал женщину, отступили на два шага назад.

Лишь одна старуха осмелилась поднять на нее глаза:

- Ее дочь, Клара, она пропала.
- Как пропала? Куда?

Никто не ответил. Свити опустилась на колени радом с женщиной.

- Где она? Где Клара? Ты знаешь?

Сквозь рыдания было тяжело разобрать хоть что-либо:

- Нет… скорее всего, на псарне… она всегда там прячется когда мы с ней ругаемся… А они… не пускают меня туда – она уронила лицо на руки и зарыдала сильнее прежнего.

Псарня находилась рядом с дальним углом башни. Решение пришло моментально.

- Слушай меня – ты сейчас пойдешь вместе со всеми в сарай и запрешься там…
- Но…
- Не перебивай – Свити грубо встряхнула мать за плечи – Я пойду на псарню и найду твою дочь. Затем я заберу ее в башню и спрячу в подвале. Ни один воин не причинит вреда маленькому ребенку.
Женщина подняла лицо мокрое от слез и дождя. Прочитав в ее глазах сомнение, Свити сказала:

- Я обещаю. Клянусь! Иди!

Она поднялась и кинулась в сторону псарни. Оглянувшись назад она увидела что Локи практически закончил собирать воинов в башню, а все та же старуха кинулась поднимать несчастную мать. В тот момент, когда она достигла двери в псарню, она была совершенно одна во дворе. Только Локи стоял около приоткрытой двери, в башню переводя взгляд со Свити на пролом в стене. Махнув ему рукой, она нырнула в темную псарню. Ноздри тут же наполнил запах мокрой псины – здесь тоже все вымокло.

- Клара? – позвала она. Собаки тут же начали волноваться, поэтому даже если девочка ответила, то различить ее голос среди повизгивания щенков было не возможно. Чертыхнувшись про себя, Свити начала пробираться по центральному проходу осматривая вольеры один за другим. Ближе к середине она нашла ее. Малышка, лет девяти сидела на полу в прижимая к груди щенка, такого де угловатого, как и она сама.

- Клара, пойдем – произнесла она как можно нежнее.
- Я не могу оставить Гучи – девочка подняла лицо, чумазое, какое и должно быть у ребенка ее возраста, с огромными, ярко голубыми глазами. Свити вздрогнула, она как будто заглянула в зеркало, которое показывает прошлое. Неожиданно пришла злость – ее детство было совсем другим - с утра до ночи чистить лошадей, у нее даже был специальный стульчик для этого. Учиться чинить сбрую, сдирая кожу на руках до крови. С другой стороны, у малышки не будет и этого…. Видимо что-то отразилось на ее лице, так как девочка отползла чуть назад, пока не уперлась спиной в будку. Взяв себя в руки, Свити попыталась уговорить малышку:

- Не бойся, с ним ничего не случится…
- Я не брошу его! – в голосе слышались подступающие слезы.

Можно было конечно просто схватить ее в охапку и унести, не обращая внимание, на слезы и крики. Но почему-то Свити показалось в данный момент очень важным спасти эту парочку. Вместе. Она схватила щенка под мышку – тот испуганно взвизгнул – и протянула руку девочке:

- Пойдем! Быстрее. Я спрячу вас обоих.

Девочка быстро вскочила на ноги, и не обращая внимание на руку кинулась к выходу. Свити пришлось бежать за ней, чтобы опередить и первой выглянуть за дверь – первые атакующие уже показались в проломе стены…
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Kennit
сообщение Sat 3 Jun 2006 18:47:11 GMT+0000
Сообщение #6


Романтик-маньяк
**********

Группа: Members
Сообщений: 78
Регистрация: Thu 16 Mar 2006 10:55:44 GMT+0000
Пользователь №: 2



Времени на принятие решения не было. Остаться в псарне? Сдаться? Нет, оставить людей, которые верили в нее, она не могла. Конечно, она могла оставить Клару и попытаться прорваться в башню одна – со свободными руками сделать это было проще, но она помнила, что она обещала ее матери. В этот момент из двери башни показалось человек двадцать, которые устремились на встречу нападающим. Еще одна фигура кинулась на встречу Свити. Не теряя времени, она кинулась навстречу. Увидев начальницу со щенком на руках и маленькую девочку спешащую следом, глаза Локи расширились от удивления.

- Хватай девчонку. Их надо в подвал – прокричала Свити на бегу.

Локи подхватил малышку на руки и побежал вслед за ней. Ворвавшись в дверь, Свити передала щенка одному из воинов, бросив только «В подвал», а сама тут же развернулась обратно к двери, вытаскивая на ходу меч. С первого взгляда в сторону ворот стало все понятно – на ногах оставалось всего трое из ее людей. Спешить на помощь или ждать их возвращения не имело смысла. Она нырнула. В тот же момент сильный удар потряс дверь – стальной арбалетный болт прошил толстое дерево насквозь и застрял в нем. Заперев дверь и обернувшись, она увидела стоящего перед собой Локи. Не контролируя себя, она с размаху ударила его металлической перчаткой по лицу. От такого удара ноги парня подкосились, и он рухнул у подножия лестницы ведущей наверх.

- Я разве не говорила тебе оставаться в башне? Посмотри, что ты наделал, ради меня одной, ты послал на смерти двадцать человек!

Из разбитых в кровь губ не издавалось не одного внятного слова.

- Он не виноват – вперед вышел самый старший из сержантов – когда люди увидели, что ты не успеешь, их невозможно было удержать. Локи хотел пойти один, но те… в общем они сами. Свити уставилась на него. После секундной паузы она произнесла со вздохом:

- Ладно, раненых отнести в подвал. Я с тремя десятками остаюсь здесь. Сорок человек с луками на окна на второй этаж. Все остальные – по коридорам. Вытаскивайте из комнат всю мебель и стройте заграждения. Им надо подняться на третий этаж, по меньшей мере: из внутренних окон мы не дадим им вывести лошадей. Постарайтесь заблокировать главную лестницу – если возможно обрушьте ее. Последняя точка обороны будет на подъеме малой лестницы на третий этаж. За дело!

Все побежали выполнять приказания.

- И запомните – все лица вновь повернулись к ней – как только они прорвутся на третий этаж – складывайте оружие. Дальше сопротивляться будет бесполезно, а лишняя кровь никому не нужна…

Снаружи послышался голос Кеннита:

- Тридцать человек к амбару – чтобы никто туда не входил и не выходил. Просто стойте у двери! Если хоть у одного, кто там находится, упадет волос с головы – отвечать будете передо мной!

«Хоть в этом не обманул» - подумала Свити оглядываясь по сторонам. Из комнаты стражи притащили огромный дубовый стол и перевернув усадили за него десяток лучников. Сама она с обнаженным мечом встала около двери. К ней мгновенно присоединились другие воины оставшиеся внизу. Из-за двери послышались крики – лучники уже добрались до окон и начали осыпать осаждавших градом стрел. В тот же момент на дверь обрушился град ударов топоров и из нее полетели щепки.

-Арбалеты! Будьте готовы стрелять во внутрь, как только дверь рухнет! – по тому как прозвучал голос, Свити поняла, что Кеннит и сам принимает участие в уничтожении двери.

«Тоже мне, рыцарь, топор вместо меча – вполне в его духе!» Тут же в голову пришла другая мысль – та легкость, с которой болт пробил дверь, ясно давала представление, что станет со столешницей после первого залпа. Однако предпринимать, что-либо было уже поздно – раздался треск, скрип выдираемых из дерева гвоздей и дверь рухнула внутрь. Тут же лучники поднялись и дали первый залп в образовавшийся проем – послышались крики проклятий. Кто-то хрипел - «Стрела угодила в горло» - отрешенно подумала она – «надеюсь, это был Кен» В тот момент когда они пытались выстрелить второй раз снаружи раздался грохот одновременно разряжаемых арбалетов. Стол не просто раскололся – он перестал существовать. Груда щепок прикрывала тех, кто еще недавно был одними из лучших стрелков в мире. Следом за этим в помещение ворвались первые нападающие – Кеннит, по-прежнему с топором. Свити кинулась в самую гущу нападающих, пытаясь достать короля, однако ее очень быстро оттеснили направо – ближе к остаткам стола и началу лестницы.

Помещение быстро наполнялось людьми. Свити попыталась оттеснить их назад, за дверь, но было уже поздно – у них оставался только один путь – вверх по лестнице пытаясь сдерживать противника там.

- На лестницу! – закричала она, и поставила ногу на нижнюю ступень. Ее люди стали прорубаться к ней, однако в этот момент Кен, размахивая, стоим боевым топором, как таран вклинился в рад защитников ближе к ее краю. Таким образом, большая часть ее отряда была отрезана и вынуждена отступать к помещению стражи.

- Сдавайтесь! Не губите себя! – крикнула она им. Увидеть последовали они ее приказу или нет, она уже не могла – вся ярость Кеннита и его людей направилась в их сторону. Пропустив мимо себя троих из остатков своих людей, она с двумя другими стала отбиваться в самом начале лестницы. Постепенно их теснили все выше и выше. Она вывела из строя одного, другого, троих… их место тут же занимали другие. Тот, кто стоял, справа от нее упал. Его место тут же занял другой воин. Медленно, но верно они теряли лестницу. Прозвучал резкий окрик Кеннита, и внезапно пространство перед ней освободилось. Не понимая, что происходит, она опустила меч. И тут же увидела застывших в изготовке стрелков. Ничего сказать времени не хватило, только сделать шаг назад. Двое ее воинов погибли мгновенно. Она почувствовала удар в голень – ощущение было, как если бы ногу положили на наковальню и стукнули по ней молотом. Начала накатывать темнота. Последнее что она почувствовала, как ее подхватили, чьи то руки и потащили наверх…
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Kennit
сообщение Sun 4 Jun 2006 11:59:28 GMT+0000
Сообщение #7


Романтик-маньяк
**********

Группа: Members
Сообщений: 78
Регистрация: Thu 16 Mar 2006 10:55:44 GMT+0000
Пользователь №: 2



Вороному казалось, что прошло лишь несколько минут, с того момента как ушла Свити, но по удлинившимся теням он понял, что прошло довольно много времени.

«Задремал?» - и тут же разозлился на себя – «Нашел время спать! Скоро мы все будем спать очень долго и очень крепко»

Меж тем в коридоре раздавался какой то шум – какие то люди кричали и явно двигали мебель. Альма стояла перед дверью, вопросительно подняв уши и поворачивая красивую голову то в одну, то в другую сторону.
- Стража! – позвал маг. Никто не ответил. Вороной хотел было разозлиться, но потом понял, что все боеспособное население Цитадели Свити наверняка привлекла к обороне – придется самому!

Он встал с трона и бодрым шагом пересек зал. Погладив мимоходом Альму по голове, он толкнул дверь, и опешил. Коридор, ведущий от двери, превратился горное ущелье после камнепада. Всюду были разбросаны вещи, куски мебели, бегали солдаты, а в дальнем конце, около малой лестницы высилась целая гора мебели перегораживающей весь коридор. Поймав за рукав пробегающего мимо воина, он резким голосом спросил:

- Что это? Что здесь происходит?
- Строим загорождение – приказ Свити!
- Свити? А где она сама?

Солдат опустил глаза вниз:

- Она осталась внизу, на первом этаже, а его мы давно потеряли….
- Но она успела уйти?
- Мы не знаем. Второй этаж частично тоже их. Если она и успела подняться на него, то они отрезаны в крыле для прислуги…

В этот момент со стороны главной лестницы послышался глухой взрыв, а затем грохот осыпающегося камня.

«Прорвались, ну вот и все…» - решил Вороной

- Это наши! Мы взорвали главную лестницу, и им теперь придется попотеть, чтобы прорваться наверх! – в голосе юноши сквозила надежда, однако Вороной не разделял его оптимизма. Он прекрасно понимал, что выхода у них тоже нет и рано или поздно вся башня будет занята солдатами Кеннита.

С дальнего конца коридора донеслись крики, он со всех ног кинулся туда. Это были уцелевшие на втором этаже, которые теперь были вынуждены отступать по узкой крутой лестнице наверх, к последнему оплоту. В тот момент, когда он добежал до баррикады, Локи, только что перебравшийся через бурелом мебели рассказывал старом сержанту:

- Второй этаж их! Большая часть наших убита, но небольшая группа ушла по коридору вглубь…

Вороной за плечо развернул Локи лицом к себе:

- А Свити? Что с ней?
- Не знаю. Мы видели ее вместе с уцелевшими, но я не уверен, что она жива – ее несли на руках…
- Понятно – и затем, повысив голос – Слушайте все! Шансов у нас нет – нас здесь меньше шестидесяти – а их в разы больше! Так или иначе, Кеннит получит то, за чем пришел. И в любом случае это не станет для него нашим подарком! Я уверен, что всем, кто пожелает сдаться будет сохранена жизнь и свобода, но приказывать вам я не могу! Это должен быть ваш выбор. Забудьте громкие слова о чести! В конце концов, жизнь продолжится и после сегодняшнего дня, а у вас остаются дети, жены, родители. Прежде чем принять решение, подумайте, кто будет кормить их и защищать от орков если все вы погибните здесь! Стоит ли честь слез наших детей и матерей?

Во время его речи лица людей, обращенные к нему, медленно теряли выражение суровой решительности. На место ему приходило смущение. Глаза опускались вниз. Только один старый сержант не опустил глаза. Когда Вороной закончил, на его лице была улыбка, выражавшая в равной степени удивление и восхищение.

- Нет, сир. Молодежь никогда первой не сложит оружие – произнес он с усмешкой – Придется видать старому ветерану - он сделал шаг вперед и отстегнув пояс аккуратно положил его к ногам Вороного. Затем медленно опустился на одно колено: - Служить вам было честью для меня, сир! А теперь, видя вашу мудрость, я рад, что такой сложилась моя последняя служба.

Вороной поднял его и прижал к груди:

- И тебе спасибо, старый вояка! Все, кто последуют за тобой, пусть сложат оружие здесь. Затем ступайте в бальный зал. И ничего не бойтесь – воины короля не будут убивать безоружных, и наказывать вас за мое упрямство.

С этим он развернулся, и в полной тишине ушел в тронный зал. Притворив дверь, он услышал мягкий звон мячей опускаемых на пол. Улыбнувшись своим мыслям, он сел на трон… в предпоследний раз в своей жизни.

………

На укреплении осталось около двадцати человек – в основном молодежь еще не успевшая обзавестись семьями. Формально руководил ими Локи, однако столь малочисленный отряд в таком положении в руководстве не нуждался. Задача у них была предельно проста и ясна – остаться здесь и умереть с оружием в руках. Когда на лестнице зазвучали шаги атакующих, часть загорождения была разобрана – прятаться за ним не имело смысла. Весь небольшой отряд стоял перед ним с мечами в руках. Ширина коридора позволяла вести бой шести – семи мечникам плечо к плечу. Таким образом, получилось почти три полных ряда. Первым поднявшимся по лестнице был Кеннит. Пройдя по коридору несколько шагов он остановился. Подошли остальные и встали так же в ряд.

- Кто у вас главный? – спросил Кен

Локи сделал два шага вперед:

- Я.
- Это все что у вас есть?
- Да, это все
- А где остальные? По моим подсчетам вас должно быть больше.
- В бальном зале, а их оружие здесь – Локи мотнул головой, назад указывая на груду мечей позади себя.
- Мудрое решение. А что же вы не сдаетесь? Мне не нужны лишние жертвы.
- Здесь остались те, кто предпочел умереть, но не склонить колени перед тобой!

На губах Кеннита заиграла презрительная усмешка:

- Склонить колени передо мной? Это еще нужно заслужить! Неужели ты полагаешь, что нужны такие подданные как ты? Идиот….

Локи вспыхнул:

- Кеннит, я предлагаю тебе сделку – мы с тобой, один на один. Если ты выиграешь – мои люди сдадутся, а если выиграю я – то вы уйдете?
- А зачем это мне?
- Ну, ты же сам всегда говорил, что хочешь сохранить как можно больше жизней!

Кеннит расхохотался.

- Ну-ну! Не до такой же степени! Если вы просто сдадитесь, я клянусь что сохраню вам жизнь. Но те мальчишеские забавы, которые предлагаешь ты… - он взмахнул мечом и нарисовал в воздухе смайл (IMG:http://romantique.ru/forum/style_emoticons/zagroup/smile.gif) – Итак, я жду!

Не один из маленького отряда защитников не пошевелился, не опустил свой меч.

- Ну что же… убить их!

………

Сначала из за двери тронного зала доносились приглушенные голоса, затем раздался звон оружия, несколько приглушенных криков. Через несколько минут все было закончено. Вороной поморщился. Он понимал, что те кто не сложил оружие мертвы. Сколько бы их не было, это были жертвы. Жертвы, которые он принес… ради чего? Ради чести? Он ненавидел это слово – этим словом обычно прикрывались глупцы, не желающие искать более сложный выход. Тогда ради чего? В настоящий момент он и сам это не очень четко понимал. Но он давно научился не жалеть о том, что не в силах был изменить.

«Что сделано, то сделано. Осталось только покончить со всем этим»

Дверь распахнулась. На пороге стоял Кеннит с окровавленным мечом в руках. Рядом стояли несколько стрелков с арбалетами и мечников. Вороной начал медленно подниматься с трона, одновременно поднимая свой жезл. Он прекрасно видел, как один из стрелков поднял свое смертоносное оружие. Видел, как Кеннит ударом меча плашмя пытался сбить прицел. Однако звук спускаемой тетивы прозвучал на мгновение раньше, чем удар метала о деревянное ложе. Тяжелый болт швырнул его на трон и ударился в резную спинку трона. Он спиной почувствовал, как брызнули осколки камня. Опустив глаза вниз и чуть влево, он успел удивиться, что не видит оперения стрелы:

«Видимо прошла насквозь»

Это была последняя мысль великого мага.
Go to the top of the page
 
+Quote Post

Closed TopicStart new topic
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



RSS Текстовая версия Сейчас: Thu 19 Sep 19 11:36:19